Газета Феодосийского городского совета
Вы здесь: Главная

Культурный слой

Ut leo condimentum Donec felis vitae Nullam et volutpat tortor Cras. Nec ornare id pellentesque adipiscing dui Nam nonummy Vestibulum id quis. Et semper Nam ipsum Sed hendrerit Nunc justo Nulla mus laoreet.

Сергей Гнедой: «Феодосия и Сицилия одинаково фотогеничны»

E-mail Печать PDF

Только что в музее Александра Грина открылась выставка московского фотохудожника Сергея Гнедого «Остров Сицилия – полуостров Крым».

gnedoygnedoy2gnedoy3

Фотографией он занимается с 2000 года, работает в жанре портрета, натюрморта, пейзажа. Провёл 17 персональных выставок в Москве, Калининграде, Варшаве, Гданьске, Братиславе, Мюнхене.

В 2012 году в издательском Доме «Коктебель» вышел альбом Сергея Гнедого «Пейзажи Крыма».

– Моя киммерийская Одиссея началась шесть лет назад, когда я впервые очутился в Феодосии и был потрясён феодосийским пейзажем, – рассказал автор на открытии выставки. – После феодосийских похождений я решил сменить географию и совершил несколько фотографических путешествий в сторону Средиземного моря. Сицилийская земля оказалась не менее потрясающей и фотогеничной, чем земля феодосийская. Она так же самодостаточна и вызывает массу чувств и эмоций. Мне захотелось показать эти работы, и тогда родилась идея представить вместе феодосийский и сицилийский пейзажи. Для меня и то, и это чрезвычайно дорого. Что вы в этом увидите, зависит от вас.

В начале ноября феодосийцам презентуют новую книгу детской поэтессы

E-mail Печать PDF

На днях в Феодосии впервые издали отдельной книжкой детские стихи коктебельской ленинградки Ирины Махониной, которые раньше выходили сборниками в столичных городах.

Kaka_na_ulice_morskoy

 «Победа» получила новинку одной из первых, поскольку не раз печатала поэтессу при её жизни. Наш друг и автор Татьяна Пермесская, лично знавшая Ирину Махонину, приложила немало усилий, чтобы подготовить сборник и найти средства на издание этих добрых, милых, весёлых стихов. В предисловии она процитировала поэтессу:

– Стихи для детей пишу, когда мне весело, когда я чувствую детский восторг перед жизнью и природой и со взрослой ясностью вижу, как можно сказать об этом людям.

Это объясняет, почему у нас так мало хороших детских писателей. Одним не хватает детского восторга перед миром, другим – взрослой ясности и таланта, чтобы его передать.

У Ирины Николаевны и того, и другого было сполна. Поэтому для её стихов детям не нужен переводчик, а взрослым не приходится ёжится от ощущения, что всё это – неправда. Правда, ещё какая правда! И светлячок, несущий службу в травяном лесу, и медузы в прозрачных блузах, и говорящие камушки, и чехарда – не ерунда, и Поел с Непоелом, и мышка-погрызушка, и мужичок-куличок. Кто в детстве не верил, что крабы мастерят в своей подводной мастерской игрушки для крабят, а мама-тучка устраивает взбучку непослушному сыну-дождику? «Как на улице Морской/ В самой лучшей мастерской/ Всё от бус и до игрушек –/ Из кораллов и ракушек/ Крабы ловко мастерят/ Для рыбёшек и крабят./ Запишите адресок,/ Загляните на часок».

Загляните обязательно! Адрес указан в названии книжки: улица Морская. Улица с таким названием есть в Коктебеле, – на ней жила автор, – есть в Феодосии и во многих других приморских городах. На этой улице интересно и радостно, потому что её обитатели умеют дружить, понимать друг друга, радоваться лучику и травинке. Книгу передадут в детские и школьные библиотеки Большой Феодосии, детские сады, интернаты, а совсем скоро ребят пригласят на презентацию сборника.

В первом феодосийском издании у Ирины Махониной появилось множество соавторов – детей со всей Феодосии. Они проиллюстрировали стихи рисунками, на которые смотришь – не насмотришься. Самому младшему художнику Али Османову – 5 лет. Он нарисовал симпатичного краба, который приветствует всех поднятыми над головой клешнями. Центральная детская библиотека объявляла специальный конкурс детских рисунков. В итоге получилась чудесная книжка: красивая, яркая, дарящая радость. Сборник выпущен лучшим издательством города «Арт Лайф», которое всегда помогает библиотекарям в поддержке детского творчества. Книжка издана на добровольные взносы: у неё 35 спонсоров. Спасибо всем, кому небезразлично, что читают наши дети, кто немало похлопотал, добиваясь, чтобы детвора вволю порадовалась и порезвилась на улице Морской, а родители вспомнили детство и улыбнулись.

 

Ромашка

Если встретишь в поле

Белую ромашку –

Голова на воле,

Сердце нараспашку, –

Не срывай,

Не комкай,

Посмотри, какое

У ромашки скромной

Сердце золотое!

 

Светлячок

Светлячка встречаю днём

На листочке под плетнём:

– Светлячок, ты почему

Светишь днём и ночью?

Отвечает: – Потому,

Что хочу помочь я

Тем, кто без дорожек,

Не жалея ножек,

Ходит средь колючек…

Им поможет лучик

Разглядеть травинки,

Одолеть тропинки…

Службу я несу

В травяном лесу.

 

Поел и Непоел

Шли Поел и Непоел.

Непоел спросил Поела:

– Что хихикаешь, Поел,

Что смеёшься то и дело?

А Поел в ответ запел:

– Я пи-рог сло-ёный съел!

А упрямый Непоел

Всё не ел, не ел, не ел!

Шёл он тощий и прямой.

Не дошёл, гордец, домой…

Ветер унёс!

 

Шлёп да плюх

Если б лужи все убрали,

Что б мы с братом делать стали?

Нам купили новые

Сапоги рези-новые,

Сапоги блестящие,

Очень подходящие,

Чтоб по лужам:

– Плюх да шлёп!

Чтоб по лужам

Шлёп да плюх!

Вдруг сказали

Нам родители:

– Подождите!

Где вы видели,

Чтоб по лужам

Так ходили,

Шлёп да плюхи разводили?

Мы взгрустнули:

Как тут быть?

Где в резиновых ходить

Сапогах?

По дому?

Или по тротуару сухому?

 

Я пораньше лягу спать

Я пораньше лягу спать,

Мне опять приснится,

Что умею я летать, как большая птица…

Я летаю высоко

Над землёй моею.

Долететь до облаков

Я во сне сумею!

Аккорды Тавриды прозвучали в Феодосии

E-mail Печать PDF

akkordi_ravridi_prozvuchali_v_feoГала-концертом в детской музыкальной школе №1 закрылся XIV фестиваль «Музыка народов Крыма», собравший в осенней Феодосии друзей из Партенита, Керчи, Запорожья, Севастополя, Киева и Харькова.

Этот музыкальный форум стал не только площадкой для общения юных исполнителей и их педагогов, но и ступенькой их творческого роста. Каждый фестивальный день был наполнен выступлениями, открытиями новых коллективов и новых имен.

– Нынешний фестиваль отличается от предыдущих числом участников, а их было более 500, – рассказывает художественный руководитель форума и директор 1-й музыкальной школы Феодосии Анжела Сердюкова. – Приехало очень много коллективов – вокальных и инструментальных ансамблей, хоров, оркестров. Появились новые дети, мы смогли их увидеть, они смогли увидеть выступления друг друга. Это важно для их развития.

Важность этого же аспекта подчеркнула и директор запорожской школы искусств №1, художественный руководитель международного фестиваля «Аккорды Хортицы» Вера Мартыненко, которую дружба с Феодосией связывает уже десять лет.

– Когда они видят, что кто-то из участников фестиваля или конкурса показывает высокий класс мастерства, им под силу исполнение сложнейших произведений, то это дает толчок к дальнейшему их творческому росту. Это лучшая мотивация к обучению, – говорит она.

А Нина Батищева, которая руководит прекрасным ансамблем скрипачей «Виолина Корчев» отметила необыкновенное гостеприимство, которое царит на феодосийском фестивале, прекрасный зал для выступлений. Все это, по ее мнению, создает радостное праздничное настроение, которое ребята увозят домой.

– Чувствуется поддержка и этого фестиваля, и вообще музыкальных школ со стороны администрации города, – отметила она.

Гала-концерт длился более трех часов. В заключение всех участников музыкального форума поздравила начальник управления культуры Тамара Стеблюк, которая отметила, что этот фестиваль является одной из ярких страниц культурной жизни Феодосии и традиция его проведения будет продолжена. В следующем году вновь наступит октябрь, и вновь в Богом данной уже в пятнадцатый раз встретятся друзья на «Музыке народов Крыма».

Венецианское стекло феодосийцев Гусаровых

E-mail Печать PDF

venecianskoe_steklo_feodosijcev_gusarovihРаботы из муранского стекла феодосийского мастера Анны Гусаровой вошли в 100 лучших товаров Украины, а сама она заняла призовое место в конкурсе молодых предпринимателей Крыма. О работах феодосийки рассказал национальный телеканал. 

В конце октября Анна и Станислав Гусаровы едут в Ялту получать награду за победу в крымском этапе Всеукраинского конкурса «100 лучших товаров и услуг», а первый день ноября проведут в Киеве, где их отметят за 3 место по Украине.

Всё началось несколько лет назад, когда Анна наткнулась в интернете на ролик, как мастера плавят цветное итальянское стекло и создают из него неповторимые изделия. Это стекло, известное всему миру как муранское, родилось в Венеции за глухими стенами монастыря, где монахи тысячу лет назад стали выплавлять стеклянные фляги для своего знаменитого ликёра. Их опыты, подкреплённые секретами беглых стеклоделов из Византии, привели к расцвету ремесла. Чтобы обезопасить страну от пожаров, все стекольные заводы перенесли из Венеции на остров Мурано, который с конца 13 века стал художественным центром стеклоделия.

Несколько месяцев Анна изучала технику итальянских стеклодувов. А потом сообщила мужу, что готова начать.

– Просто расплавить стекло у неё получилось, – вспоминает Станислав. – А определённые техники, создание рисунка внутри и снаружи – это уже практика, опыт.

С нынешнего апреля художественная мастерская Гусаровых разместилась неподалёку от Музейной площади, в ряду павильонов напротив почтамта. Здесь рождается и продаётся авторская бижутерия из муранского стекла.

Чтобы публика, знающая толк в подобных изделиях, сделала покупку, её надо убедить в их эксклюзивности.

– Наши изделия почти не продаются, когда рядом нет горелки, – делится наблюдениями глава семьи, на котором лежат весь менеджмент и частично – сборка изделий. – Люди думают, что мы купили готовые бусины и собрали из них украшения. А когда горит огонь, стекло течёт, Аня плавит, люди понимают, что это – совсем авторская работа. Тогда нам говорят, что это ещё и дёшево.

Рабочее место Анны находится рядом с витринами, где выставлены кольца, браслеты, серьги. На рабочем столе – горелка, над ней – хорошая вытяжка. На полке – стаканчики с десятками разноцветных палочек с острова Мурано. Мастер расплавляет стеклянный прутик и с помощью специальных приспособлений формирует изделие, вкладывая в него своё вдохновение.

Летом истинные ценители сказали, что изделия Гусаровых понравились им больше, чем самих муранцев:

– Мы были в Мурано и видели, как они делают. У вас – в разы лучше. Чувствуется, что человек отдаётся этому сполна и вкладывает душу.

Муранцам можно лишний раз не напрягаться: на них работает бренд. Аня же не позволяет себе ни малейшей фальши.

– Даже при крошечном отклонении от замысла, о котором покупатель абсолютно не догадается, она отправляет бусину в брак, – рассказывает Станислав. – Работая, отключается от всего мира. Идеи черпает в собственной фантазии, природе. Едем, например, на машине, она замечает красивое сочетание листвы и неба и потом импровизирует со стеклом. Я уже больше чем уверен, что это – её призвание.

В Феодосии Анна – единственный мастер, работающий в этой технике. В Крыму их совсем немного, в Украине – 100-150. Недавно Гусаровы освоили серебряную фурнитуру. Некоторые работы создают совместно с другими мастерами. Одна феодосийка сделала валянием оригинальную сумку и украсила её гусаровскими бусинами. Домовики тоже смотрят на мир Аниными глазами, сделанными ею из стекла.

Цена изделия зависит от сложности работы. А ещё – от веса, как и стоимость покупаемого в Италии стекла.

– Мы хотим продавать элитную эксклюзивную бижутерию, чтобы владелец носил украшение и был уверен, что другого такого нет, – озвучивают своё кредо Гусаровы.

Победа во всеукраинском конкурсе позволит им клеить на изделия логотип «100 лучших товаров и услуг». Творческую семью заметила начальник управления экономики и инвестиционной политики горсовета Татьяна Кроча.

– Татьяна Сергеевна рассказала нам о конкурсе и посоветовала принять в нём участие, – с благодарностью отмечают ребята. – Надеемся, что поездки в Ялту и Киев расширят наши контакты. Там будут выставки, готовим для них новые работы.

Шаг за шагом авторское венецианское стекло Гусаровых находит поклонников в разных уголках бывшего Союза. На Сорочинской ярмарке их бижутерия вызвала большой интерес и привлекла внимание телеканала «Украина».

Летом в феодосийском салоне «Стекло в огне» турист попробовал плавить стекло. Когда встал, сказал: «Всё, я этим заболел». Многие из летних посетителей звонят Анне и Станиславу с просьбой устроить мастер-класс по скайпу. Одна из феодосийских педагогов попросила разрешения привести учеников.

– Мы для всех открыты, – радушно приглашают Гусаровы. – Мечтаем о том, чтобы в Феодосию приезжали ради моря, древностей, картин Айвазовского и наших изделий.

Из когорты побединских мастеров слова

Сегодня большая юбилейная дата у Александры Георгиевны Жорник – журналиста, оставившего яркий след в истории городской газеты «Победа». В день ее 75-летия все побединцы – ветераны, находящиеся на заслуженном отдыхе, творческий коллектив редакции – шлют Александре Георгиевне сердечные поздравления и признаются в любви. 

Александра Жорник заявила о себе в «Победе» в середине 70-х. У корреспондента производственного отдела был свой почерк, свой своеобразный и неповторимый, присущий только ей стиль. В репортажах – легкость, живость, в проблемных статьях – вдумчивый анализ, в очерках – публицистичность, глубокое проникновение в тему. Ее знали в цехах чулочной и табачной фабрик, фабрики игрушек, заводов механического, пивобезалкогольных напитков, стройматериалов, железобетонных изделий, «Стройдеталь», на виноградных плантациях и в животноводческих комплексах совхоза-завода «Феодосийский». Она вела рубрику «На контроле – стройки города», под ее журналистским кураторством были ФСУ «Крымспецстроя», ДСУ-45, ПМК-91, СМУ-628, ПСМО-13 и другие производства.

Новое время расставило новые акценты. К сожалению, былая трудовая слава перечисленных предприятий сегодня уже стала историей. И история эта запечатлена в подшивках «Победы» 70-х-80-х годов. Автор материалов – Александра Жорник.

Человек высочайшей интеллигентности, воспитанная на русской культуре, тонкий знаток и ценитель художественного слова, Александра Георгиевна стояла у истоков рубрики «Золотая полка». Публикуемые там материалы всегда находили живой отклик у феодосийских библиофилов и всех, кто дорожил умной книгой.

Притягательная позитивная энергетика, которой щедро награждена Александра Жорник, влекла к ней людей мыслящих, творческих, и она приобщала их к газетному делу как внештатных авторов. Общественный подъем конца 80-х-начала 90-х привел ее в политику – была избрана депутатом городского совета 1-го созыва. На период тяжелейших 90-х приходится ее работа в должности заместителя редактора.

Александре Жорник – 75. Мама, бабушка и прабабушка, она принимает сегодня поздравления от родных, проживающих в России. Мы, побединцы, присоединяемся к их теплым словам. Мы Вас очень уважаем, очень ценим и очень любим, дорогая наша Александра Георгиевна! Здоровья Вам, добра! Будьте счастливы и благополучны!

venecianskoe_steklo_feodosijcev_gusarovih2

«Милая моему сердцу Феодосия». Родной город в творчестве К.Ф.Богаевского

E-mail Печать PDF

milaya_moemu_serdcu_feoВозвращаясь из творческой командировки в Баку, К.Ф.Богаевский писал в письме своему другу художнику А.В.Григорьеву: «Путь долгий и далекий. Я, можно сказать, попаду в свою тихую обитель, в милую моему сердцу Феодосию, буду отдыхать и работать».

Горячо любя свой родной город, К.Ф.Богаевский много раз писал Феодосию. Рисовать родной город К.Ф.Богаевский начал, будучи учеником гимназии, но, к сожалению, до нас не дошло ни одного его детского рисунка с изображением Феодосии, хотя можно с уверенностью предположить, что такие были. Художник писал в атобиографии: «Некоторые талантливые преподаватели феодосийской гимназии тогда уже обратили мое внимание на красоту древних остатков Феодосии. Учителя французского и немецкого языков были любителями и собирателями древностей. Мы, школьники, приносили им старинные монеты, которые находили в античной почве этого города».

Обучаясь в Академии художеств, уже в первой своей самостоятельной работе, эскизе «На горах» (1897), К.Ф.Богаевский обратилсяся к крымскому пейзажу, что весьма симптоматично и что является началом его многолетнего труда над образом древней Киммерии, хотя в этом произведении увлечение историей Крыма еще не нашло заметного отражения. В мастерской А.И.Куинджи многие интересовались историей и мифологией. Известное влияние на остальных студентов оказало страстное увлечение археологией Н.К.Рериха, который, будучи еще учеником академии, состоял в Петербургском археологическом обществе и принимал участие в раскопках древних курганов в Тверской губернии. На предметах и зарисовках, привозимых им из экспедиций, лежал отпечаток седой старины и легенды. Это захватывало, вызывало у других учеников интерес к прошлому.

Увлечение К.Ф.Богаевского историей нашло отражение в его произведениях, посвященных Крыму. Константин Федорович воспринимал местный пейзаж как арену развития многовековой истории, дающей «все новые разбеги для мечты и догадки». Величественные курганы, подземные склепы разных эпох, бесчисленные надгробия на пустынной киммерийской земле, покрытой могильными холмами и развалинами древних городов, обращали его взгляд в глубину веков. В своем творчестве, воссоздавая образ Восточного Крыма, художник угадывал в геологических складках земли следы прошлых эпох, представление о минувшей жизни. Это заметно уже в ранней работе «Древняя крепость» (1902). В картине вдоль каменного массива тянется стена средневекового сторожевого укрепления с окнами-бойницами и крепостными воротами. Все окутано мраком ночи. Лунный свет падает на крепостные строения, каменные тропы, сбегающие к воде, и на невысокие гребешки волн. Сгустившися сумерки настораживают. В картине формы видимого мира рождают представление о минувшей, уже не видимой нами жизни времен Одиссея и аргонавтов.

Это характерно и для всех работ художника, посвященных Феодосии. Художник отдал немало сил и энергии этим полотнам. Феодосия – это не только постройки, но и земля, камни и горы. К.Ф.Богаевский видел в этом особую трудность: «Чтобы сделать Феодосию в живописи, надо изучить каждую трубу на крыше, это вам не Сокольники, где цветным пятнышком отделаться можно. Не на цветовых отношениях – на безупречном рисунке должна держаться картина». Поэтому особый интерес представляют многочисленные прекрасно выполненные рисунки карандашом: « Старая Феодосия » (1920-е годы), «Эскиз порта с элеваторами» (1930-е годы). «Вид Феодосии с горы Тепе-Оба» (1936). Итальянским карандашом или сангиной на небольших листах бумаги без всякого напряжения рисовал виды Феодосии, памятники старины, городские улицы с перспективой на холмистые дали. Легким свободным штрихом, острой линией или плоским «мазком» он передавал не только формы зданий, но, что гораздо сложнее, своеобразную прелесть воздушной среды, свойственную берегам Восточного Крыма, ее напоенность солнцем. Под его карандашом возникали сложные нагромождения городских построек, лепящихся вдоль извилистых улиц, идущих по склонам холмов. В этих рисунках всегда отчетливо виден общий силуэт формы, в меру насыщенный деталями.

В начале 1920-х годов К.Ф.Богаевский получил от Крымского комитета по охране памятников искусства и старины задание зарисовать исторические памятники Феодосии, Судака, Ялты, Бахчисарая. Эта работа заняла многие годы и дала художнику возможность систематически писать на натуре, к чему он стремился уже давно. Акварели, хранящиеся в фондах Национальной картинной галереи им. И.Айвазовского, «Карантин. Башня Доковая» (1924), «Древняя армянская церковь в Феодосии» (1924) и «Феодосия. Церковь Иоанна Богослова» (20-е-30-е гг.) написаны Константином Федоровичем именно для Крымохриса. Очень добросовестно подходил художник к этой работе, тщательно запечатлевая все детали памятников старины, считая педантичность самой высокой добродетелью историка. Например, зарисовывая Карантинную башню в Феодосии, он взбирался на нее, никому не доверяя обмеры, хотя обладал «абсолютным зрением».

Работа с натуры послужила для К.Ф.Богаевского хорошей штудией, на основе которой он создавал затем свои пейзажные композиции. В искусстве начала ХХ века они занимали видное место, отличались лаконичностью построения и выразительностью колористического решения. К полотнам о Феодосии он подходил взыскательно – хотел, чтобы в них был не только облик, но и характер, и судьба города. Он написал их много, но наиболее серьезными считал два. Одно было написано в 1926 году, другое – четыре года спустя. Оба произведения находятся в постоянной экспозиции НКГА. В полотне 1926 года городские постройки лепятся по склонам холмов, словно поднимаясь к горе Митридат, на которой высится классическое здание музея древностей. Над холмами клубятся, нависают тучи, лишь кое-где размываемые солнечными лучами. Самый яркий свет падает на центральную часть картины, благодаря этому все в ней кажется сосредоточенно-напряженным – город замер перед грозой.

Полотно 1930 года очень реалистично. На нем Феодосия живой город живых людей – это они населяют невысокие белые дома под красными черепичными крышами, это они протоптали дорожки, засадили чахлые, сожженные ослепительным крымским солнцем садики. Но вместе с тем в этой картине есть то, чем волновали ранние сказочные города Богаевского, – ощущение долгих веков, прошедших над этими холмами, древность города, богатство его истории, создающее лицо и душу города. В однообразие приземистых каменных домиков врывается генуэзская цитадель, гордо возвышаясь над горизонтом.

Эта же цитадель является центром другого не мене знаменитого произведения К.Ф.Богаевского «Феодосия зимой» (1940-е годы), написанного художником за несколько месяцев до трагической гибели 17 февраля 1943 года. Строгое композиционное построение этой картины, тщательный отбор самых выразительных для феодосийского пейзажа деталей, конструктивность цветовых линейных ритмов говорят о своеобразном преломлении увиденного в сознании художника.

Это очень редкий для К.Ф.Богаевского зимний пейзаж: генуэзская крепость, жилые постройки, холмы – все запорошено снегом, а небо серое и хмурое, затянуто клубящимися облаками, которые низко опускаются над городом, словно прижимая его к земле, пронизывая мокрым снегом. С присущей ему проникновенностью в окружающую жизнь художник отразил в этом, может быть, последнем своем произведении великую трагедию, переживаемую тогда всем народом. В то же время можно сказать, что акварель «Феодосия зимой» звучит как реквием самому ее автору.

Страница 25 из 91